Алексей Макрушин: концессия – единственная возможность изменить сферу ЖКХ

Генеральный директор Ассоциации «ЖКХ и городская среда» считает, что привлечение частных инвесторов – ключевое условие модернизации рынка услуг ЖКХ.

Водоканалы и тепловые сети в России нуждаются в инвестициях. Денег для единовременных вложений объективно нет, более того, некоторые предприятия ЖКХ давно фактически являются банкротами с длинным перечнем стоящих в очереди кредиторов.

Тем не менее, часто слышны голоса недовольных оппонентов, которые говорят о том, что «не концессией единой» живо коммунальное хозяйство. Так что же происходит на самом деле?

По данным Минстроя России, на сегодня в ЖКХ заключено 1831 концессионное соглашение с общим объемом инвестиционных обязательств более 257 млрд рублей. Действительно, большую часть этих инвестиций обеспечивают крупные инвестиционные проекты, такие как передача в концессию водоканала г. Волгограда, в котором объем инвестиций концессионера составил более 58 млрд рублей. Значительное количество мелких концессий предусматривает незначительные вложения – как правило, это те же самые договоры аренды, которые в водоснабжении и водоотведении находятся под запретом. В 8 % случаев соглашения вообще не содержат инвестиционных обязательств. С такими концессиями, безусловно, нужно бороться, они должны отвечать тем задачам реформирования отрасли, которые сегодня необходимо решать с помощью этого инструмента.

Если говорить о концессии как таковой, то в любом случае, для потребителя она привлекательнее договоров аренды, потому что и требования к ней, и правила проведения конкурсов гораздо лучше регламентированы законодательством. Надо отметить, что правовая база в области концессионных соглашений сегодня соответствует лучшим мировым практикам – и в части прозрачности процедуры, и тарифного регулирования, и четко установленной ответственности сторон. Важно, что при работе в соответствии с этой правовой формой оператор-инвестор в собственность активы предприятия ЖКХ не получает. Производственные и инвестиционные программы концессионер реализует только после согласования с концедентом – администрацией города, а тариф на услуги регулирует региональное подразделение ФАС, так что его неконтролируемый рост невозможен.

Поэтому для жителей никаких рисков при переходе ЖКХ в концессию нет. Скорее, это вопрос необходимости дальнейшего широкого информирования о новом инструменте, который может действительно помочь реформированию в сфере коммунальных услуг.

Но в текущей ситуации важнее разобраться, почему прозрачный, понятный инструмент – концессия – не вдохновляет бизнес в качестве перспективного развития своей деятельности? Частных инвесторов можно только привлечь, но не заставить вкладывать свои деньги. Что же им мешает? Во-первых, инвесторов не привлекают небольшие организации в удаленных поселениях. Когда регионы рапортуют о заключении полутора сотен концессий в ЖКХ это не столько повод порадоваться, сколько задуматься, а насколько это эффективно? Очевидно, что одна организация, объединяющая большинство, например, водоканалов области, гораздо более эффективна в части операционных расходов и управления, чем множество отдельных – каждый со своим директором, водителем, бухгалтером и ремонтными бригадами. Поэтому такие регионы, как, например, Липецкая и Ленинградская области, объединившие свои водоканалы, поступили разумно и смогут заключить более выгодные концессионные соглашения, чем регионы, торгующие предприятиями ЖКХ «в розницу».

Во-вторых, еще большую проблему составляет текущее состояние регулируемых организаций и накопленные ими долги. Два года назад в концессионное законодательство были внесены изменения, позволяющие передавать в концессию водоканалы с неисполненными кредитными обязательствами и возможностью их погашения будущим концессионером. Два года понадобилось частным операторам, чтобы согласиться принять на себя такое многолетнее обременение и сделать первые шаги в этом направлении.

Похоже, что первый опыт заключения подобного соглашения, предусматривающего передачу долга концессионеру, ждет нас в Архангельске, где концессионер согласился принять на себя долги муниципального предприятия в размере около 1,3 млрд рублей, из которых 400 млн будут выплачены до конца года. Существует ли реальная альтернатива такому решению? Пожалуй, нет. Собственно, это объективно понимает и администрация города, и депутаты, которые видят выход из сложившейся с городским водоканалом ситуации именно в концессии, потому что иной путь – это стагнация всей системы ВКХ и банкротство не только водоканала, но и электроснабжающих компаний – ключевых кредиторов предприятия. Тем не менее, даже эта очевидная ситуация стала предметом политически окрашенной риторики в СМИ.

Важно, что от успеха этого пилотного проекта зависит, насколько широкое распространение получит эта практика, и сможем ли мы решить проблему накопленных долгов в ЖКХ, общая сумма которых уже превысила 1,2 трлн рублей.

В-третьих, большим препятствием для концессий является позиция местных властей и групп интересов. Зачем отдавать водоканал «частнику», если можно посадить директором в МУП своего родственника, «решать» проблемы с подключением, «договариваться» с промышленниками о приеме загрязненных сточных вод и пр. Проблема только в том, что страдает потребитель, а ответственность предъявить некому: предприятие муниципальное и наказать его – все равно, что самому себя высечь. Эта практика должна быть тоже прекращена. Для этого, например, Минстрой России подготовил законопроект, обязывающий трансформировать унитарные предприятия в казенные, чтобы муниципалитет, как их собственник, отвечал за накопленные ими долги.

Отсутствие публичного диалога в отношении перехода на новый механизм работы в сфере ЖКХ, безусловно, порождает недовольство и недоверие у всех сторон.

Важно, чтобы и власть, и инвесторы научились рассказывать о концессии доступным и понятным языком, широко и открыто обсуждали риски и выгоды каждого конкретного проекта. Такая практика позволит избежать манипуляций со стороны тех, кто на самом деле использует сферу ЖКХ как поле для преследования своих собственных целей, далеких от коммунальных проблем. Отдельные регионы, такие как Тюменская область, взяли себе за правило проводить открытые публичные обсуждения таких проектов, на которых может высказаться любой желающий. В Тюмени такие слушания были проведены как в отношении водоканала, проект модернизации которого предусматривает более 20 млрд рублей инвестиций, так и в отношении переработки твердых коммунальных отходов. Это сложные, и не всегда приятные обсуждения, но они необходимы, чтобы заручиться поддержкой потребителей, в интересах которых и реализуются такие проекты.

Вместе с тем, очевидно, что механизм концессий запущен – в нем разобрались и банки, и органы власти, и сами инвесторы. Заключение концессионных соглашений превращается в рутину, появляются все новые, более смелые опыты – и у концессионеров, и у концедентов. Дальнейшее совершенствование процесса позволяет всем его участникам рассматривать серьезные сроки сотрудничества, говорить о возможности фундаментальных инфраструктурных изменений на десятилетия вперед. Другой альтернативы изменить сферу ЖКХ сегодня нет. Для нас же с вами это дает надежду, что общими усилиями государства и бизнеса в наших домах в любом регионе России станут доступными чистая вода, тепло и свет по справедливой цене, и, чтобы это произошло, необходимо и дальше развивать концессию.

Источник

 

 


Поделиться
Класснуть