ЖКХ: между политикой и экономикой

Центр стратегических разработок в сентябре 2018 г. представил экспертно-аналитический доклад «Жилищно-коммунальный комплекс: между политикой и экономикой».

СОДЕРЖАНИЕ ДОКЛАДА

ВВЕДЕНИЕ

  1. СТРУКТУРНЫЙ МАНЕВР В ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОМ КОМПЛЕКСЕ:

ПОЧЕМУ И ЗАЧЕМ?

1.1. Постановка задачи

1.2. Территориальные и социальные ограничения

1.3. Инвестиционная привлекательность жилищного и коммунального секторов – необходимое условие маневра

 

  1. УПРАВЛЕНИЕ МНОГОКВАРТИРНЫМИ ДОМАМИ: ЧТО НЕ ТАК?

2.1. Жилая недвижимость – полномочия и обременения

2.2. Объединение собственников жилья

2.3. Профессиональное управление жилой недвижимостью

2.4. Обеспечение модернизации многоквартирных домов

  1. КОММУНАЛЬНАЯ ИНФРАСТРУКТУРА: БИЗНЕС ЛИ ЭТО?

3.1. Проблема долгов в коммунальном секторе

3.2. Помогут ли прямые платежи?

3.3. Приборы учета и «умная коммуналка»

3.4. Актуальные вопросы тарифного регулирования

3.5. Проблемы и возможности развития концессионных соглашений

3.6. Есть ли альтернативы унитарным предприятиям и концессии?

  1. ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ КОММУНАЛЬНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ
  2. КАКУЮ ПОМОЩЬ ЖДАТЬ ОТ ГОСУДАРСТВА:

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ИНСТИТУТЫ РАЗВИТИЯ

ВЫВОДЫ

Полностью с докладом можно ознакомиться здесь.

Предлагаем читателям Voda News сформулированные в докладе ключевые вопросы коммунального сектора.

 

Политизированность тарифного регулирования. Главная проблема отрицательного финансового состояния коммунального сектора и кредиторской задолженности перед большой энергетикой не в неплатежах управляющих компаний, а в тарифах на коммунальные ресурсы, не покрывающих текущие издержки. Конечно, в силу неконкурентности потребления коммунальных услуг их оплата должна быть доступна для потребителей. В России на содержание жилья, включая оплату коммунальных услуг, домохозяйства расходуют в настоящее время практически такую же долю доходов, как и домохозяйства большинства стран Евросоюза. Оценки способности населения платить государство не проводит, хотя это вполне реально делать. Тогда в конкретных регионах и муниципальных образованиях можно видеть, где расходы на жилье и коммунальные услуги достигли возможного максимума, а где нет. Для того чтобы заниматься рационализацией существующего хозяйства, надо обеспечить финансовое покрытие существующих издержек (если они носят технологический, а не управленческий характер), насколько бы нерациональны они ни были, и рассматривать эти непродуктивные издержки как инвестиционный потенциал. В этой связи предлагаемый подход эталонных тарифов не решит задачи повышения эффективности из-за отсутствия привязки этих тарифов к конкретной ситуации.

Отрицательный финансовый результат и кредиторская задолженность коммунальных предприятий – это производная от политизированности тарифного регулирования. И изменение ситуации зависит в первую очередь от снижения такого административного (а сейчас – и законодательного) давления и децентрализации полномочий по установлению тарифов до муниципального уровня. Но нужно решать и задачу уже существующей задолженности. Поскольку основные участники этого процесса – государственные (или муниципальные) компании, при этом кредиторы практически всегда чувствуют себя финансово лучше должников, а предполагаемое техническое решение может свестись к тому, чтобы взять деньги с потребителя, то, возможно, лучшим решением будет политическое решение по амнистии долгов.

Система управления и механизмы государственно-частного партнерства. В коммунальном секторе, по-прежнему, большинство хозяйствующих субъектов – унитарные предприятия как наследие социалистической системы хозяйствования. Ограниченная правоспособность и административный пресс делают их плохими субъектами рыночных отношений. При этом делается политическая ставка на механизмы государственно-частно­го партнерства (концессии) как на инструмент привлечения инвестиций в коммунальный сектор для обновления существующей технической базы. На конец 2017 года заключено более 2000 коммунальных концессий. Однако случаи финансового закрытия единичны, привлеченных инвестиций практически нет (часто их обещают привлечь в течение 20 лет для решения задач, которые, почему-то, требуют решения уже сегодня). Концессии на 30 и более лет без конкретных срочных инвестиционных обязательств превращаются в инструмент приватизации коммунальной инфраструктуры. Но винить в этом бизнесы и финансовые ин­ституты не стоит. Дело не только в неспособности публичной власти подготовить хороший концессионный проект (такая неспособность объективно присутствует), но и в высоких рисках потенциальных инвесторов, заложенных в концессионное законодательство. Главный риск – достоверность будущих доходов. С одной стороны, на конкурсах торгуется минимум необходимой валовой выручки (правда, с серьезными методическими ошибками). Но с другой, – потом все об этом забывают, потому что тарифы устанавливает третья сторона и, как правило, с учетом всех политических ограничений.

Что делать для изменения ситуации?

В коммунальном секторе необходимо:

Уйти от формы унитарных предприятий в секторе и на основе мирового опыта использовать модели акционерных компаний с контрольным пакетом у муниципалитета (немецкая модель) или различных механизмов государственно-частного партнерства (не только концессии). Цель – повышение финансовой самостоятельности и кредитоспособности организаций сектора.

Эту же цель должна обеспечить децентрализация полномочий по регулированию тарифов. В немецкой модели тарифы устанавливает себе само предприятие под контролем публичного владельца и потребителей, ГЧП – это механизм дерегулирования, где цены должны быть результатом конкурса (конкуренция за рынок).

Механизмы ГЧП должны обеспечивать привлечение частных инвестиций в сектор в формате проектного финансирования; для снижения инвестиционных рисков нужно, чтобы в рамках соглашений публичная власть брала на себя риски востребованности объектов соглашений, т. е. риски цены (на основе результатов конкурса) и объема сбыта (исходя из прогнозов территориального развития).

Развивать специальные механизмы долгового финансирования коммунальной инфраструктуры публичным сектором, в том числе основанные на оценке мультипликативных эффектов от развития инфраструктуры и на дополнительных налоговых поступлениях от этих эффектов.

Роль государственных финансовых институтов развития

исходя из международного опыта, роль государства должна в значительной степени сводиться к формированию эффективных финансовых продуктов, используемых рынком для финансирования развития жилищного и коммунального сектора;

деятельность финансового института развития в жилищной сфере должна сводиться к выработке стандартных подходов к кредитованию ассоциаций собственников жилья для энергоэффективной модернизации МКД и предоставлению частичных платных гарантий, обеспеченных капиталом института, рыночным финансовым агентам, предоставляющим займы (кредиты), соответствующие выработанным стандартным требованиям. В дальнейшем по ходу развития таких кредитных продуктов возможно формирование других деривативных финансовых инструментов;

аналогичным образом деятельность финансового института развития в коммунальной сфере должна сводиться к выработке стандартных подходов к кредитованию коммунальных предприятий, предпочтительно в формате проектного финансирования в рамках концессионных соглашений, а также предоставлению частичных платных гарантий, обеспеченных капиталом института рыночным финансовым агентам, предоставляющим займы (кредиты), соответствующие выработанным стандартным требованиям. В дальнейшем по ходу развития таких кредитных продуктов также возможно формирование других деривативных финансовых инструментов;

создание и деятельность таких институтов, обеспечение их обратной связи с законодательным и нормативным процессом будет способствовать тому, что можно назвать «фабрикой проектов» или «коммунальной ипотекой».

Источник


Поделиться
Класснуть