Идею ликвидации системы коммунальных МУП и ГУП подвергли критике

 

В ближайшее время МУП и ГУП хотят запретить деятельность, направленную на снабжение населения теплом и водой. Такая норма содержится в законопроекте, который поступил в Госдуму. Альтернативой унитарным предприятиям в коммунальной сфере считаются частные компании-инвесторы, работающие по договору концессии. Результативность таких соглашений обсудили члены Союза российских городов на ежегодном собрании, которое прошло в Липецке.

В большинстве случаев инвесторам предлагают взять в аренду муниципальные объекты, которые требуют значительной модернизации.

Тариф пришлось поднять

Как показал анализ данных из крупных областных центров, собранных НП «ЖКХ Контроль», наиболее привлекательными для инвесторов оказались проекты создания полигонов ТКО и снегоплавильных установок. Причина проста ­ здесь речь идет о появлении нового имущества. В остальных случаях инвестору предложили муниципальные объекты, которые требовали значительной модернизации.

Пионером ГЧП в коммунальном секторе была Пермь, где инвестору сдали водоканал. Договор аренды, заключенный на 49 лет в 2003 году, в 2013 преобразовали в договор концессии. С тех пор управляющая компания дважды перепродавалась с выгодой для предыдущего собственника. По данным НП «ЖКХ Контроль», концессионер инвестирует только собственные средства из текущей выручки, в городе сохранились перекрестные тарифы на холодную воду и водоотведение. Если для населения тариф на холодную воду в настоящее время равен 27,53 рубля за кубометр, то для прочих потребителей ­ 40,23 рубля.

Похожим путем пошли в 2012 году власти Воронежа, заключив соглашение с «Росводоканалом» на концессию системы водоснабжения и водоотведения на 30 лет. Но документ не содержал конкретных параметров модернизации. Действия концессионера позже прописали в формате пятилетних инвестиционных программ. Заимствования привлекаются на условиях корпоративного финансирования — кредиты дает банк, который входит в ту же группу, что и «Росводоканал».

Длительные сроки концессий зачастую говорят о скрытой форме приватизации

— К данному моменту привлечено около двух миллиардов рублей. При этом тариф за период 2012-2015 годов вырос с 15,79 до 22,52 рубля за кубометр, с середины 2016 года он был понижен до 19,31 рубля, что говорит о непростой политической ситуации вокруг водоканала. Сейчас тариф составляет 20,69 рубля. За время работы концессионера численность работников сократилась на 40 процентов, при этом средняя зарплата выросла на 59 процентов, ­ выяснили в НП «ЖКХ Контроль».

Заметим, что воронежский водоканал пока инвестора не менял. В управляющей им компании не раз указывали на то, что исходные данные о состоянии сетевого хозяйства были не совсем корректными. Пришлось проводить комплексное обследование и оценку объектов, чтобы скорректировать планы их реконструкции. Подобное «промедление» вызывало критику со стороны местных депутатов.

Откуда деньжата?

Исполнительный директор НП «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева сообщила, что самые долгосрочные концессии (в Перми и Воронеже) обещают самые большие инвестиции, но по факту эти соглашения — лишь декларации о намерениях: они заключались до 2014 года, после которого конкурсы проводятся на основании минимизации необходимой валовой выручки. Сейчас очевидно, что эти долгосрочные концессии не обеспечивают конкуренцию за рынок и по существу являются инструментом монополизации в частных руках деятельности, направленной на управление городскими водоканалами, отметила Разворотнева. При этом она признала, что частные монополии работают достаточно эффективно.

Экспертов удивило, что кредиты берутся инвесторами не под проектное финансирование, а под собственные активы (по такой схеме действует тот же «Росводоканал»). Получается, из-за рамочного характера концессионных соглашений банки не готовы рассматривать их как обеспечение займов, хотя именно это является целевой задачей развития государственно-частного партнерства.

­ Слишком длительные сроки концессий зачастую говорят о скрытой форме приватизации, — подчеркнула Светлана Разворотнева. — В отдельных случаях концессии не привели к эффективной работе предприятия. Часто речь не шла о привлечении заемных средств. Большинство концессий делаются на собственные средства профильных предприятий — владельцев объектов, в ряде случаев — на деньги муниципалитета. Все это заставляет сомневаться в эффективности реализации концессионных соглашений в сфере ЖКХ.

Масштаб не главное

Как правило, механизм концессии применяют в крупных муниципалитетах — там, где инвестору есть где развернуться, а рост тарифа, неизбежный из-за увеличения затрат на модернизацию, можно «разбить» на большее количество потребителей. Но есть и случаи, когда удается эффективно передать в частное управление небольшое коммунальное хозяйство.

Так, в тамбовском моногороде Котовске с 2016 года реализуется концессионное соглашение о модернизации отопительной системы, прошлой осенью там открыли шесть блочно-модульных котельных, которые обеспечивают теплом 95 процентов квартир. На реализацию проекта ушло полмиллиарда рублей: 300 миллионов выделил Фонд содействия реформированию ЖКХ, 200 вложила компания «Компьюлинк». Инвестор должен обновить все городские сети теплоснабжения в течение трех лет. Как пояснял тогда мэр Алексей Плахотников, без федеральной поддержки тариф для населения вырос бы на 50 процентов.

На Тамбовщине успешно опробовали систему энергосервисных контрактов

На Тамбовщине успешно опробовали и другую схему государственно-частного партнерства в ЖКХ — энергосервисные контракты. В городах их начали заключать два года назад, затем подтянулись и райцентры. Муниципалитеты заключают договоры с АО «ААА Инжиниринг», которое меняет старые уличные светильники на энергосберегающие. При этом сокращаются расходы на освещение. Так, поселку Знаменка четыре сотни новых фонарей дадут экономию почти в 1,2 миллиона рублей в год. В августе начался монтаж 350 светильников в Бондарях. В сентябре к обновлению системы освещения приступят в Котовске ­ там нужно установить почти тысячу фонарей. Гарантия на новое оборудование — семь лет, в течение этого периода подрядчик обязуется бесплатно обслуживать и менять светильники.

Директор регионального центра энергосбережения Олег Кадыков отметил, что энергосервисный контракт — единственная форма государственно-частного партнерства, при котором проект реализуется только за счет инвестора без софинансирования из областного и местного бюджетов. Затраты при этом возмещаются за счет экономии средств, достигнутой при внедрении энергосберегающих технологий.

Теория малых дел

В рабочем поселке Знаменка пошли дальше и недавно заключили энергосервисный контракт на модернизацию системы теплоснабжения детского сада «Солнышко». Пилотный инвестиционный проект обойдется в 2,1 миллиона рублей. Инвестор — московская компания «Эктив Соцэнергосервис» — обязуется установить в детском саду индивидуальный тепловой пункт с погодным регулированием, а также обеспечить его гарантийное обслуживание на протяжении семи лет. По окончании контракта оборудование в исправном состоянии передадут заказчику. По подсчетам специалистов, экономический эффект от нововведения составит 52 процента, а экономия на отоплении объекта — более 560 тысяч рублей в год.

Тамбовские чиновники надеются отработать на «Солнышке» все нюансы взаимодействия, чтобы затем применить опыт в других бюджетных организациях. Региональный центр энергосбережения подготовил еще три пилотных проекта модернизации систем освещения и теплоснабжения в формате ГЧП, которые будут реализованы до конца 2018 года. Фонд содействия реформированию ЖКХ уже предложил Тамбовской области выступить в качестве пилотного региона в сфере реализации энергосервисных контрактов в многоквартирных домах.

­Это серьезные мероприятия, которые дают огромный экономический эффект. Одна только установка индивидуальных тепловых пунктов позволит уменьшить плату за отопление до пятидесяти процентов, — подчеркнул директор регионального центра энергосбережения Олег Кадыков.

Прямая речь

Игорь Колесников, руководитель проекта направления «Городское хозяйство» фонда «Институт экономики города»:

— Коммунальный сектор — это всегда естественные монополии. Это состояние товарного рынка, при котором удовлетворение спроса эффективнее в отсутствие конкуренции. Поэтому монополия предполагает инструменты ценового регулирования. То есть тарифы на товары (холодную воду, тепловую энергию и так далее), производимые в условиях монополии, подлежат регулированию по установленным государством правилам.

При конкурсном отборе концессионера определяются параметры, в соответствии с которыми после заключения концессионного соглашения орган регулирования устанавливает тарифы. Но правила установления тарифов не обеспечивают тот их размер, на который рассчитывал концессионер по результатам конкурса. Концессионные процедуры не всегда позволяют отобрать наиболее эффективного инвестора, необходимо совершенствовать этот механизм. Схема реализации таких соглашений является зачастую формой скрытой приватизации активов потому, что концессионное соглашение заключается на длительный срок (30-40 лет), а оно должно заключаться на срок, необходимый для реализации конкретного проекта (например, строительства водозаборных сооружений, модернизации сетей) и возврата вложенных инвестиций, получения планируемой доходности. В текущих условиях это может быть 15-20 лет.

Кроме концессий, возможны иные формы повышения эффективности коммунального сектора. Например, договор управления коммунальным предприятием либо договор аренды без ограничения эксплуатации передаваемого имущества пятилетним сроком.

Кстати

Возможную ликвидацию системы коммунальных МУП и ГУП эксперты уже подвергли критике. Так, исполнительный директор НП «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева считает, что это приведет к ухудшению ситуации в отрасли. В фонде «Институт экономики города» (Москва) по запросу «РГ» сообщили, что формальная замена всех МУП на концессионеров в коммунальном секторе может не привести к повышению эффективности предприятий: «Замены и конкурсы целесообразны там, где МУП не достигают целевых показателей деятельности, не выполняют инвестиционные программы». Не одобрил возможные поправки в законодательство и министр строительства и ЖКХ РФ Владимир Якушев. Он предложил трансформировать МУП и ГУП в казенные предприятия, чтобы местные и региональные власти могли покрывать их долги без нарушения федерального законодательства. «В «коммуналке» внебюджетные источники вообще-то стремятся к нулю. Единственный способ привлечь инвестора — поднять ему тариф, потому что компания хочет выжить и заработать. А у нас рост платы за коммунальные услуги ограничен. По экономически обоснованному тарифу население платить не сможет. Выход — мы должны сферу ЖКХ финансировать из бюджета. Другое ­ невозможно», ­ добавил Якушев.

Источник


Поделиться
Класснуть