Ликвидация ГУПов и МУПов: Кабмин готов на уступки

В России перестанут создавать новые государственные и муниципальные унитарные ресурсоснабжающие предприятия, а имеющиеся МУПы и ГУПы преобразуют в казённые. Такую законодательную меру предлагают в Правительстве, чтобы уберечь муниципальное имущество в случае финансовых проблем у предприятий, которые занимаются тепло-, водоснабжением и водоотведением. Для простых потребителей это должно означать, что угрозы перебоев с водой и теплом из-за финансовых проблем коммунальщиков больше не возникнет.

Кабмин готов на уступки

После того как 11 июля Правительств внесло в Госдуму соответствующий законопроект, он получил неоднозначную реакцию у экспертов жилищно-коммунальной отрасли. В профильном Комитете палаты по энергетике поначалу даже посоветовали отозвать проект на переработку.

«К законопроекту очень много замечаний, я переговорила с Николаем Николаевым (председатель Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям), у Комитета по природным ресурсам тоже серьёзные претензии», — сообщила председатель Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галина Хованская.

Парламентарии опасаются, что процедура введения публичного управления может усложнить процесс исправления ситуации как с юридической, так и с практической точки зрения. Так, в отзыве думского Комитета по ЖКХ говорится, что ко второму чтению из документа надо исключить положения, предусматривающие осуществление процедур банкротства в отношении ГУПов и МУПов, у которых есть непогашенная задолженность, если они переходят в иную организационно-правовую форму. Также из сферы его регулирования следует убрать организации, которые работают на основании концессионных соглашений и договоров аренды.

Разработчики из Минстроя готовы идти на компромиссы и прислушаются к дельным замечаниям, заверил заместитель главы ведомства Андрей Чибис.

«Проблема долгов унитарных предприятий и безответственного отношения к ним муниципалитетов — критическая, потому что у нас одни из самых главных должников в сфере коммунального комплекса — это как раз эти предприятия. Закрывать глаза было больше невозможно», — рассказал чиновник. Многие члены комитета, которые раньше возглавляли городские администрации, знакомы с такими проблемами на собственном опыте.

Всего законопроект состоит из шести статей. Первые две вносят изменения в федеральные законы «О некоммерческих организациях» и «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях». Устанавливается запрет на создание и функционирование унитарных предприятий в сфере теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения. Существующие МУПы и ГУПы должны быть преобразованы в казённые предприятия.

Проблема долгов унитарных предприятий и безответственного отношения к ним муниципалитетов — критическая.

По словам Чибиса, после обсуждения с бизнесом и руководителями муниципальных образований в Минстрое пришли к выводу, что кроме казённых предприятий тепло- и водоснабжением разрешат заниматься и государственным бюджетным учреждениям. В случае возникновения долгов их субсидиарно взыщут из муниципального бюджета.

Проблемные предприятия ждёт публичное управление

Также вносятся изменения в законы «О теплоснабжении» и «О водоснабжении и водоотведении», в Арбитражный процессуальный кодекс (статьи 3-5). Этим блоком поправок вводится новый институт публичного управления, который позволит существенно ограничивать права ресурсоснабжающих организаций, в том числе частных, в случае больших проблем. Их можно будет отстранять от владения и пользования имуществом при угрозе перебоев подачи воды или тепла для потребителей. Соответствующие решения будут принимать комиссии по ЧС по обращению главы региона.

«С одной стороны, участники рынка боятся, что региональные чиновники будут злоупотреблять этими возможностями, с другой, мы видим ситуацию, когда в определённый момент времени после многих предупреждений со стороны муниципальной власти и представлений прокуратуры оказывается, что нет топлива, а бригады не могут справиться с авариями», — пояснил Чибис. При этом полномочий у оказывающихся крайними глав администраций как-то вмешаться в ситуацию нет, из-за чего возникает «серая зона».

«Сейчас если на котельной висит амбарный замок, ты не вправе туда войти, более того, если всё же входишь туда с МЧС, каждый раз возникают споры — а не превысил ли ты должностные полномочия? В итоге муниципальные чиновники вообще боятся что-то предпринимать», — продолжил замминистра.

Особенно остро эта проблема стоит для маленьких городков.

«Я сам два года назад такую ситуацию решал в Иркутской области — город Вихоревка с 20 тысячами жителей, где было минус 27 градусов», — привёл пример замглавы Минстроя.

По его словам, ко второму чтению предлагаемую кабмином процедуру публичного управления можно подкорректировать, например, запускать её не при риске возникновения чрезвычайной ситуации, а только когда факт ЧС уже зафиксирован.

Готовы в Минстрое изменить и статью 6 законопроекта. В ней говорится об обязанности предприятий погасить всю кредиторскую задолженность в течение 18 месяцев со дня вступления документа в силу, о чём говорится в его 6-й статье. Наличие непогашенной задолженности после этого срока влёчет возбуждение в отношении предприятия-должника процедуры банкротства. Ведомство согласно увеличить период с полутора лет до пяти.

Подпускать ли частников к водоснабжению

По мнению Галины Хованской, из сферы регулирования законопроекта следует убрать ресурсоснабжающие организации, которые работают на основании концессий и соглашений о государственно-частном партнёрстве. Иначе отрасль потеряет малейшую привлекательность для инвесторов.

В том, что в наших реалиях водоснабжение не может нормально функционировать в руках частных компаний, убеждён депутат, экс-мэр Нижнего Новгорода Вадим Булавинов.

«Водопровод — это кровеносные сосуды города. При теплоснабжении может быть альтернатива, а при водоснабжении её нет. В конце концов, примите решение, что оно не может быть в частных руках, — сказал парламентарий — Учитывая, что на меня дважды возбуждали уголовные дела за силовой захват котельных в Нижнем, с ОБЭПом ночью пришлось выгонять частников, чтобы запустить тепло в жилые дома, приходилось банкротить водоканал для того, чтобы сделать санацию, в том числе по липовым долгам».

Если частник приходит в коммунальную систему, он делает это за кредитные ресурсы и за собственное вознаграждение. В результате вся нагрузка перекладывается в тарифы для населения, отметил Булавинов.

Объекты водоснабжения и водоотведения по закону не могут находиться в частной собственности, напомнил замглавы Минстроя.

«Они могут быть в аренде, в концессии. Может быть акционерное общество, но в нём не меньше 50 процентов в собственности публичной власти», — добавил он.

Экс-мэр Ростова-на-Дону Михаил Чернышёв поинтересовался, чем должна завершаться ситуация с публичным управлением. «Мы сняли напряжение, но не решили проблему. Так, в Таганроге, где частное лицо выкупило ведомственную котельную. Произошёл коллапс, котельная встала. Хорошо, мы запустили котёл, дали воду, тепло, а дальше что?», — поделился примером законодатель.

Водопровод — это кровеносные сосуды города. При теплоснабжении может быть альтернатива, а при водоснабжении её нет.

Процедура не может продолжаться дольше года, и в Правительстве готовы сдвинуть эти сроки, ответил Чибис.

«Дальше принимается решение насчёт аренды или концессии, если было существенное нарушение условий договора — расторжение и компенсация убытков. В случае, если это частная собственность, компенсация убытков за её счёт тоже возможна», — разъяснил он.

Не все МУПЫ плохи

На сегодняшний день в России 73 процента воды отпускают МУПы и ГУПы, и далеко не у всех проблемы, отметила Елена Довлатова, исполнительный ди⁠ректор Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения.

«У нас прекрасный Водоканал Санкт-Петербурга, которым всем ставят в пример, муниципальный водоканал Екатеринбурга имеет такие технические достижения, которые единственные в мире, — эмоционально пояснила эксперт. — Одним росчерком пера убрать все МУПы? Давайте перестанем делать изъятия из гражданского законодательства. В Гражданском кодексе хозяйственное ведение — это вещное право, которое распространяется по отношению к неограниченному кругу лиц. По какому праву мы делаем изъятие в конкретной отрасли из вещного права?»

С ответственностью публичной власти за те предприятия, которыми она владеет, действительно надо что-то делать, признал генди⁠ректор Ассоциации «ЖКХ и городская среда» Алексей Макрушин.

«Получается, что в этой сфере государство является основным нарушителем законодательства и во многом генерит те долги, которые возникают. Поэтому ответственность государства надо усиливать», — сказал он.

Что касается второго блока поправок, то введение публичного управления по отношению к предприятиям, которые находятся под контролем государства, выглядит странно, полагает эксперт. «С теми же арендаторами и концессионерами эту процедуру надо просто предусматривать в договорах», — предложил Макрушин.

Справка

Унитарное предприятие — организация, не наделённая правом собственности на закреплённое за ней собственником имущество. Имущество является неделимым и не распределяется по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками предприятия.

Казённое предприятие свою деятельность осуществляет на основании утверждаемой собственником сметы доходов и расходов. Это требует строго целевого, а не самостоятельного, как у простого унитарного предприятия, характера использования имеющегося имущества. Ему доводятся заказы собственника, которые необходимо обязательно выполнить, это может быть поставка товаров, оказание различных услуг или проведение работ, которые обеспечивают деятельность государственных и муниципальных органов. Учредитель наделён правом изымать лишнее и неиспользованное имущество, и если оно используется не по назначению.

Так как у казённых предприятий нет своего имущества, учредители несут полную субсидиарную ответственность по их долгам, с унитарными предприятиями это не происходит, кроме случаев банкротства. Объявить банкротство казённого предприятия невозможно, чего нельзя сказать об унитарном.

Источник

 


Поделиться
Класснуть