Как решить проблему с осадком сточных вод

Процесс очистки сточных вод неизбежно заканчивается образованием довольно большого количества осадка. В процессе очистки очищенные сточные воды сбрасываются в водные объекты, а твердые образования, содержащиеся в сточных водах, оседают и превращаются в осадок. Поэтому при обеспечении водоотведения поселений перед водоканалами возникает необходимость решения комплекса задач по обращению с осадком сточных вод, не очень приятного по внешнему виду и запаху вещества.

Так, в России согласно данным Росстата за 2017 г. образовалось более 1,3 млн т осадка сухого вещества (т. е. после обезвоживания). И эти огромные объемы осадков необходимо куда-то деть, не нарушив при этом множества природоохранных и санитарно-эпидемиологических требований. И это надо сделать в условиях крайне жесткого тарифного регулирования и хронической убыточности большинства водоканалов.

Только отход или не только?

Сразу необходимо обратить внимание, что неправильно называть весь осадок отходом. Ведь согласно Федеральному закону «Об отходах производства и потребления» отходом признаются только те вещества или предметы, которые образованы в процессе производства, выполнения работ, оказания услуг или в процессе потребления, и которые удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению.

Что это означает? Если осадок используется, например, для производства из него строительных материалов, удобрений или почвогрунта (а это достаточно распространенная практика не только во многих странах Европы, но уже и у нас), его никак нельзя считать отходом до того момента, когда водоканал полностью откажется от дальнейшего использования осадка и повезет его на полигон для захоронения. Фактически обращение водоканала (или иных уполномоченных им лиц) с осадком является неотъемлемой составной частью процесса водоотведения, что справедливо как с технической, так и с экономической точки зрения. А осадок вовсе не отход в данном случае, а сырье для изготовления довольно широкого спектра продукции. Такие примеры уже есть, и они не единичны. Так, ООО «Оренбург Водоканал», входящее в состав группы компаний «Росводоканал», получило патент на органическое удобрение «Супер Флора», получаемый в результате переработки и утилизации осадка сточных вод.

Однако без создания дополнительных правовых, экономических и административно-политических условий примеры использования осадка как сырья для производства чего-то полезного будут, увы, не правилом, а исключением. Осадок будет по-прежнему захораниваться, а не перерабатываться, при этом продукты переработки осадка (если переработка все-таки осуществляется) не будут пользоваться спросом, несмотря на то что их стоимость кратно ниже производимых аналогов.

Приходилось общаться с представителями лесоперерабатывающей промышленности, они без тени сомнения считают, что щепки, кора, стружка, опилки и т.п. (остатки от переработки деревьев – безусловный отход) являются не отходами, а очень хорошей основой для изготовления многих полезных предметов, начиная с мебели и заканчивая брикетами для отопления. И это абсолютно нормальный подход: даже если что-то кажется на первый взгляд ненужным, надо попытаться максимально использовать полезные свойства этого вещества, а не бездумно отправлять это на полигон для отходов и закапывать в землю.

Но для всего этого необходимо наличие эффективного механизма. Спрос на продукцию из осадка? Есть. Необходимые объемы сырья? Да, сколько угодно, процесс образования непрерывный. Мощности для переработки осадка? С этим пока не очень хорошо, но постепенно такая отрасль производства (пусть и в муках) рождается. Основная проблема заключается в неподходящем нормативно-правовом регулировании. Сегодня осадок воспринимается в большинстве случаев как отход.

В Федеральном классификационном каталоге отходов (далее – Каталог), утвержденном приказом Росприроднадзора от 22.05.2017 № 242, различные разновидности осадков сточных вод и водоподготовки отнесены к тем или иным видам отходов. Отходы (осадки) при водоподготовке перечисляются в блоке 7 Каталога в разделе «Отходы при водоснабжении, водоотведении, деятельности по обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов», а отходы (осадки) сточных вод – в разделе «Отходы при сборе, обработке сточных вод, вод систем оборотного водоснабжения». Кроме того, отходы (осадки) сточных вод указываются в числе отходов при сборе, обработке производственных сточных вод, вод оборотного водоснабжения, содержащих специфические загрязнители (блоки 2 и 3) и отходов фильтровальных материалов при очистке сточных вод (блок 4). Но необходимо обратить внимание, что все это касается только тех осадков, которые действительно являются отходами, т. е. согласно Федеральному закону «Об отходах производства и потребления» удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению.

До окончания соответствующих технологических процессов накопления, обработки, утилизации, обезвреживания, хранения осадка сточных вод, предусмотренных проектной и технической документацией очистных сооружений (к примеру, это процессы обезвоживания, подсушки и выдержки, аэробной стабилизации, сбраживания, сжигания и т.д.), осадок не может и не должен признаваться отходом. Даже Минприроды России своим письмом от 18.08.2014 № 05-12-44/18132 обратило внимание на то, что иловые площадки (места для обезвоживания и обеззараживания осадка) относятся к инженерным сооружениям для обработки и обезвоживания осадка сточных вод и не могут классифицироваться как объекты размещения отходов.

Конечно, решение данного вопроса на уровне ведомственного разъяснительного письма никак нельзя назвать стабильным и фундаментальным. Необходимо четкое и однозначное урегулирование на уровне федерального закона. И такая работа ведется уже достаточно давно. Минстроем России совместно с отраслевым сообществом водоканалов был разработан проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О водоснабжении и водоотведении» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Данный законопроект летом 2018 г. был внесен в Государственную Думу группой депутатов и в настоящее время готовится к принятию в первом чтении (№ 509085-7).

Законопроектом предусматривается в том числе:

  • регулирование обращения с осадком сточных вод на объектах водоотведения (включая иловые площадки) в соответствии с законодательством о водоснабжении и водоотведении как составной части процесса водоотведения;

  • наделение Правительства РФ полномочиями по определению в Правилах холодного водоснабжения и водоотведения порядка обращения с осадком сточных вод на объектах централизованной системы водоотведения.

Увы, как это часто бывает, хорошая законодательная инициатива продвигается не очень быстро. Но будем надеяться, что данный законопроект все-таки будет принят, т. к. он в отличие от немалого числа иных законодательных инициатив проработан на очень высоком уровне и направлен на решение реально существующих проблем в сфере водопроводно-канализационного хозяйства.

Война паразитам

Еще одной проблемой несколько лет назад стало нормативно-правовое регулирование дезинвазии осадка сточных вод. Согласно общедоступным данным дезинва́зия (от франц. Dés – приставка, означающая удаление, и лат. invasio – нападение) – уничтожение во внешней среде зародышевых элементов (яиц и личинок гельминтов, ооцист кокцидий и т. д.), возбудителей инвазионных болезней человека, животных и растений.

Вообще требование об обеспечении дезинвазии осадка является само по себе довольно странным. Ведь согласно Федеральному закону «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» санитарно-эпидемиологическое благополучие населения – это состояние здоровья населения, среды обитания человека, при котором отсутствует вредное воздействие факторов среды обитания на человека и обеспечиваются благоприятные условия его жизнедеятельности, при этом под средой обитания человека понимается совокупность объектов, явлений и факторов окружающей (природной и искусственной) среды, определяющая условия жизнедеятельности человека. То есть требования в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения должны устанавливаться только для тех объектов, явлений и факторов, которые определяют условия жизнедеятельности человека.

И в связи с этим возникает вопрос: места, где осадок, например, обезвоживается, (иловые площадки) или захоранивается (полигоны), являются средой обитания человека, а сам осадок – продуктом питания? Да нет, не живут люди на этих местах – жидко там и плохо пахнет. Очень плохо. И не употребляют осадок в пищу – невкусный он, причем очень. Можно, конечно, представить, что какой-то несознательный элемент перелезет через ограждение, зайдет на территорию иловой площадки и начнет пригоршнями вкушать осадок. Бред, конечно, но чисто теоретически. Или дождь пойдет, и в результате часть паразитов попадет в почву, а затем в подземные воды. Если следовать такой логике, то тогда надо предъявлять требования к дезинвазии всей почвы на территории всей нашей необъятной страны. А зачем? А вдруг! Ведь возможность наличия паразитов в почве не меньше, чем в осадке.

Ну да ладно. В целом все как-то смирились за много лет, что мероприятия по дезинвазии в отношении осадка (независимо от его дальнейшего использования) проводить необходимо. В нашем мире вообще много чего странного.

Еще со времен СССР одними из разрешенных методов дезинвазии осадка сточных вод были:

  1. Компостирование осадка в течение 5-6 месяцев, из которых 1-2 месяца должны приходиться на теплое время года, при условии достижения во всех частях компоста температуры не менее 60°C;

  2. Подсушивание осадка в условиях I и II климатических районов в течение не менее 3 лет, III климатического района – не менее 2 лет, IV климатического района – не менее 1 года.

Сроки выдерживания осадка сточных вод на иловых площадках устанавливались органами государственного санитарного надзора в каждом конкретном случае на основании результатов лабораторных исследований, свидетельствующих об отсутствии патогенной микрофлоры и жизнеспособных яиц гельминтов.

К примеру, указанные методы дезинвазии были закреплены в числе разрешенных в следующих нормативных документах:

  • Санитарные правила устройства и эксплуатации земледельческих полей орошения, утвержденных Минздравом СССР 26.03.85 № 3236-85;

  • СанПиН 2.1.7.573-96. 2.1.7 «Почва. Очистка населенных мест. Бытовые и промышленные отходы. Санитарная охрана почвы. Гигиенические требования к использованию сточных вод и их осадков для орошения и удобрения»;

  • СанПиН, утвержденные постановлением Госкомсанэпиднадзора РФ от 31.10.96 № 46 (действующие, кстати, до настоящего времени);

  • СанПиН 3.2.1333-03.3.2 «Профилактика паразитарных болезней. Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы, утвержденных Главным государственным санитарным врачом РФ 28.05.2003.

Выдержка осадка на иловых площадках или компостирование осадка в качестве методов дезинвазии использовались в течение многих десятилетий большинством водоканалов. И ведь не было с эти каких-то проблем: фактов заболевания людей, связанных с наличием паразитов в осадке, зафиксировано не было (ну не едят нормальные люди осадок, не едят!). Как, собственно, нет подтверждения повсеместного обнаружения паразитов в самом осадке.

Однако такая нормальная стабильная ситуация, судя по всему, показалась Роспотребнадзору скучной. И летом 2014 г. Роспотребнадзор взамен СанПиН 2003 г. утвердил новые СанПиН 3.2.3215-14 «Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации» (постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 22.08.2014 № 50, вступившие в силу 10.01.2015).

И вот согласно этому «чудесному» документу с указанной даты выдержка осадка на иловых площадках и компостирование осадка в один момент перестали считаться разрешенными методами дезинвазии осадка. В одночасье. Без права обжалования.

В числе разрешенных методов дезинвазии остались:

  • термофильное (при температуре не менее 55-60°C) сбраживание в метантенках;

  • пастеризация в специальных инженерных сооружениях при температуре 70°C в течение 20 минут;

  • обработка в биобарабанах;

  • сжигание в специальных инженерно-технических сооружениях (многопудовые или барабанные печи, реакторы со взвешенным слоем и др.);

  • метод аэробной стабилизации в течение 5-6 суток с предварительным прогревом смеси сырого осадка с активным илом при температуре 60-65°C в течение 1,5 часов;

  • обработка тиазоном в дозе 2% к общей массе осадка при экспозиции 10 суток;

  • обработка овицидами биологическими ингибиторами-стимуляторами с минимальной дозировкой 1 литр на 60 м3 осадка влажностью более 85%, после чего не требуется дополнительной дезинвазии осадков сточных вод.

Ну что тут можно сказать?

Термофильное сбраживание в метантенках использует АО «Мосводоканал».

Сжигание в специальных инженерно-технических сооружениях (проще говоря, в печах) осуществляется на объектах ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга».

Вот, в общем-то, и все (может, есть и какие-то иные единичные примеры). Эти водоканалы – безусловно, молодцы. Но это водоканалы двух крупнейших городов России с соответствующей выручкой. Остальные водоканалы не могут позволить себе такую роскошь в виде заводов по сжиганию осадка или метантенков.

Все это похоже на ситуацию, как если бы, например, летом нынешнего года был принят закон, что со следующего года всему населению можно ездить только на автомобилях стоимостью более 2 млн руб. Здорово? Да, конечно! Я бы тоже хотел ездить на таком автомобиле, но… Как и, главное, за чей счет можно вот так всех осчастливить, да еще всего лишь за несколько месяцев?

Ну а если ездишь не на таком дорогом и хорошем автомобиле, то такая езда признается незаконной. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот также и для водоканалов в части методов дезинвазии.

Негативные последствия запрета

Согласно Федеральному закону «Об отходах производства и потребления» и Федеральному закону «О лицензировании отдельных видов деятельности» предусматривается лицензирование деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I–IV классов опасности (ранее подлежала лицензированию только деятельность по обезвреживанию и размещению отходов I–IV классов опасности). Это означает, что водоканалы, осуществляющие деятельность по обращению с осадком сточных вод, должны получить лицензии на осуществление деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I–IV классов опасности.

Одновременно с 1 июля 2015 г. вступила в действие новая редакция ст. 40 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», в соответствии с которой обязательным условием для выдачи лицензии на осуществление деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I–IV классов опасности является представление соискателем лицензии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии санитарным правилам зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования и иного имущества, которые соискатель лицензии предполагает использовать для осуществления деятельности, связанной с отходами.

Таким образом, поскольку применяемые большинством водоканалов технологии обработки осадка не соответствуют требованиям СанПин 3.2.3215-14, существует значительный риск неполучения водоканалами лицензий на осуществление деятельности по обращению с осадком, а также привлечения к административной ответственности по ст. 8.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления (ответственность для юридических лиц – от 100 000 до 250 000 руб. или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток).

Самым неприятным последствием, как оказалось, стали попытки понуждения водоканалов использовать только те методы дезинвазии осадка, которые прямо предусмотрены СанПин 3.2.3215-14. Такое понуждение осуществляется путем либо выдачи соответствующих предписаний прокуратуры, либо подачи заявлений в суд, где заявителем выступает природоохранная прокуратура или, к примеру, межрегиональная общественная организация «Здоровье нации и эколого-паразитологическая безопасность».

Суды, как правило, руководствуясь действующей редакцией СанПин 3.2.3215-14, принимают решения об удовлетворении требований, изложенных в заявлении. Формально суды и не могут поступить иначе, ведь имеются нормы действующего нормативного правового акта, которые подлежат безусловному исполнению.

Вот только с исполнением таких судебных решений возникают (и не могут не возникнуть) проблемы – ведь речь идет о необходимости оперативного внедрения методов дезинвазии осадка, стоимость которых во многих случаях превышает годовой финансовый оборот водоканала. Так, согласно поступившей в Минстрой России от 62 субъектов РФ информации, общий размер расходов для перехода к осуществлению дезинвазии осадка сточных вод современными методами только в этих субъектах составляет более 155 млрд руб.

Анализ мирового рынка показал, что капитальные затраты на строительство одной установки по сжиганию осадка для водоканала варьируются в пределах от 1,2 млрд руб. (Турция) до 2,1-2,9 млрд руб. (Финляндия, Япония). Стоимость капитальных затрат по созданию российского аналога установки по сжиганию осадка значительно ниже зарубежных и составляет 650 млн руб. Несмотря на это, затраты на внедрение технологий, обеспечивающих соблюдение действующих СанПиН 3.2.3215-14, потребовали бы роста тарифов на водоотведение в десятки раз. Что, конечно же, невозможно в силу наличия предельных индексов изменения размера платы граждан за коммунальные услуги.

Роспотребнадзор vs Правительство РФ

Конечно, водоканалы, попав в такую, в общем-то безвыходную ситуацию, не могли бездействовать. Данную ситуацию можно решить только путем внесения изменений в действующее законодательство, в первую очередь – в СанПин 3.2.3215-14. Было направлено большое количество обращений в Роспотребнадзор, Минстрой России и Правительство РФ.

На уровне взаимодействия между Минстроем России и Роспотребнадзором решить данный вопрос не получилось, хотя Минстрой России и готов был пойти на значительные уступки, согласившись с необходимостью перехода на новые методы дезинвазии осадка. Но, конечно, постепенно.

По данному вопросу Правительством РФ с 2017 г. неоднократно проводились совещания с участием Минстроя России, Роспотребнадзора, Минэкономразвития России, Минприроды России, ФАС России, где принимались решения о необходимости возвращения в перечень разрешенных способов дезинвазии осадка компостирования осадка и выдержки осадка на иловых площадках (протокол совещания у заместителя председателя Правительства РФ Д. Козака от 07.12.2017 № ДК-П9-317пр, поручение Заместителя Председателя Правительства РФ Д. Козака от 16.03.2018 № ДК-П9-1528, поручение Заместителя Председателя Правительства РФ Т. Голиковой от 04.07.2018 № ТГ-П9-3976, протокол совещания у заместителя руководителя Аппарата Правительства РФ А. Уварова от 16.11.2018 № АУ-П9-18пр).

Так, по результатам проведенного под председательством Заместителя Председателя Правительства РФ Д. Козака совещания (протокол от 07.12.2017 № ДК-П9-317пр) были даны поручения Роспотребнадзору, Минздраву России, Минстрою России и ФАС России, включающие в том числе:

  1. Представление в Правительство РФ доклада о результатах проведения оценки размера расходов водоканалов в связи с переходом к использованию наиболее эффективных технологий обращения с осадком сточных вод и тарифных последствиях указанного перехода, анализа существующих способов обращения с осадком сточных вод и их воздействия на здоровье человека и окружающую среду;

  2. Представление в Правительство РФ на основании указанных выше оценки и анализа предложений проекта изменений в СанПиН 3.2.3215-14, включающих переходный период для водоканалов для перехода к наиболее эффективным технологиям обращения с осадком сточных вод, возможность осуществления обеззараживания осадка сточных вод путем его выдержки на иловых картах в течение переходного периода, устранение противоречий положений СанПиН 3.2.3215-14, допускающих их неоднозначное применение;

  3. Направление Роспотребнадзором разъяснений территориальным органам о том, что водоканалы могут применять способы обеззараживания, прямо не поименованные в СанПиН 3.2.3215-14, обеспечивающие эффективную дезинвазию;

  4. Проведение экспертизы эффективности препарата, указанного в СанПиН 3.2.321 5-14 как биологические ингибиторы-стимуляторы.

Кроме того, 16.03.2018 Заместителем Председателя Правительства РФ Д.Козаком по результатам рассмотрения доклада руководителя ФАС И. Артемьева по вопросу совершенствования регулирования деятельности по обращению с осадком сточных вод Минстрою России, Роспотребнадзору и ФАС России было поручено принять исчерпывающие меры по исполнению решений совещания у Заместителя Председателя Правительства РФ Д. Козака, направленные на установление права хозяйствующих субъектов использовать любые способы дезинвазии, обеспечивающие ее эффективность, в том числе не предусмотренные СанПиН 3.2.3215-14 (поручение ДК-П9-1528). Однако ни одно из указанных поручений правительства не было исполнено Роспотребнадзором надлежащим образом, соответствующие изменения в СанПиН 3.2.3215-14 до сих пор не внесены.

Минстроем России был разработан проект изменений в СанПиН 3.2.3215-14, который в полной мере соответствовал решениям, принятым на совещании в Правительстве РФ 07.12.2017. Однако Роспотребнадзор не согласился с проектом Минстроя России и разработал свой проект, согласно которому ликвидировался закрытый перечень методов дезинвазии осадка, а вместо него прописывался один абзац:

«Для дезинвазии нечистот (фекалий), твердых бытовых отходов, фановых стоков судов речного и морского транспорта, сточных вод, осадков сточных вод, почвы, песка, жидкого навоза, навозных стоков, питьевой воды, прочих объектов окружающей среды применяются методы дезинвазии, гарантирующие гибель возбудителей паразитарных болезней, с обязательным контролем параметров технологического процесса и оценкой эффективности дезинвазии, подтвержденной лабораторными методами исследований».

Данный проект действительно являлся альтернативным способом решения существующей проблемы, но в итоге по неизвестным причинам так и не был принят.

Помимо этого, протоколом совещания в Правительстве РФ от 07.12.2017 № ДК-П9-317пр Роспотребнадзору было поручено обеспечить направление в свои территориальные органы разъяснений, указывающих, что СанПиН 3.2.3215-14 не ограничивает хозяйствующие субъекты в выборе способов дезинвазии осадков сточных вод, что должно было подразумевать право хозяйствующих субъектов использовать любые способы дезинвазии, обеспечивающие ее эффективность, в том числе не предусмотренные СанПиН 3.2.3215-14.

Роспотребнадзор письмом от 28.12.2017 № 01/17780-2017-32 направил разъяснения своим территориальным органам о применении положений СанПиН 3.2.3215-14, указав на использование любых индустриальных методов дезинвазии осадка сточных вод с контролем параметров технологического процесса. Однако формулировка «индустриальные способы» (согласно СанПиН 3.2.3215-14 это физические, химические, биологические и иные методы, обеспечивающие стабильное качество обеззараживания компонентов внешней среды от возбудителей паразитозов при возможности управления и инструментальном контроле оптимальных параметров технологического процесса (температура, дозировка, время экспозиции) дает основания надзорным органам все-таки требовать использования только тех методов, которые прямо предусмотрены в СанПиН 3.2.3215-14. Хотя в протоколе совещания в Правительстве РФ от 07.12.2017 № ДК-П9-317пр было указано на необходимость направления разъяснений о праве хозяйствующих субъектов использовать любые способы дезинвазии, обеспечивающие ее эффективность, а не только индустриальные. Кроме того, направление разъяснительного письма (то есть всего лишь позиции ведомства, но не нормативного правового акта) не отменяет необходимости соблюдения требований нормативного правового акта — СанПиН 3.2.3215-14.

Более того, в настоящее время Заместителем Председателя Правительства РФ В. Мутко дано поручение Минстрою России в срок до 1 июня 2020 г. провести научно-исследовательскую работу в отношении механизма выдерживания осадка на иловых площадках для обеспечения гарантированной дезинвазии в конкретных климатических условиях и представить результаты в правительство РФ (поручение от 15.04.19 № ВМ-П9-3084). Проведение указанной работы на практике невозможно, т.к. срок выдержки осадка для некоторых климатических поясов составляет не менее 3 лет. А чтобы доказать эффективность выдержки и компостирования, необходимо наличие в осадке яиц гельминтов, при этом изначально они в большинстве случаев отсутствуют.

Приказ Роспотребнадзора от 09.08.2019 № 629 существенно усугубляет сложившуюся ситуацию. Он адресован территориальным органам Роспотребнадзора и дополнительно предписывает не допускать использование иловых площадок и длительного хранения осадка как самостоятельных дезинвазионных методов, а также принять меры по усилению контроля в данном направлении. Высока вероятность того, что процесс выдачи предписаний органами прокуратуры и подачи заявлений в суды о понуждении срочно внедрить методы дезинвазии, предусмотренные СанПиН 3.2.3215-14, по итогам утверждения данного приказа еще больше активизируется.

Спасительный чудо-препарат

Картина сложилась грустная: существующие методы дезинвазии осадка запретили, разрешенные методы (сбраживание в метантенках, сжигание на специальных заводах по сжиганию и др.) очень дорогие. Безысходность — водоканалы под угрозой приостановления деятельности или банкротства.

Или все-таки нет?

Гуманный Роспотребнадзор оставил-таки водоканалам «надежду» на спасение и включил в перечень разрешенных методов дезинвазии осадка в том числе такой метод, как «обработка овицидами биологическими ингибиторами-стимуляторами с минимальной дозировкой 1 литр на 60 м3 осадка влажностью более 85%, после чего не требуется дополнительной дезинвазии осадков сточных вод».

В действовавших ранее нормативных документах, регулирующих дезинвазию осадка, данный чудо-метод не упоминался. Ну что же, наука ведь на месте не стоит, развивается. Но есть очень много интересного в отношении данного метода дезинвазии.

Так, под описание такого метода, как обработка овицидами биологическими ингибиторами-стимуляторами с минимальной дозировкой 1 литр на 60 м3 осадка влажностью более 85% фактически попадает только один препарат: ПУРОЛАТ-БИНГСТИ, или препарат овицидный «БИНГСТИ» (Пуролат-Бингсти).

В состав авторского коллектива разработчика СанПиН 3.2.3215-14 (ФБУН «Ростовский НИИ микробиологии и паразитологии») входят лица – обладатели патента на указанный препарат. Просто совпадение? Возможно.

Для сведения: разработчики СанПиН 3.2.3215-14 в официальных документах не указаны. Однако на портале «Стройинфо» такая информация есть (http://files.stroyinf.ru/data2/1/4293767/4293767435.htm) – СанПиН разработаны ФБУН «Ростовский НИИ микробиологии и паразитологии» Роспотребнадзора (Т.И. Твердохлебова, С.А. Нагорный, Л.А. Ермакова, Е.Ю. Криворотова, Е.П. Хроменкова, Л.Л. Димидова, О.С. Думбадзе, Л.В. Шишканова, А.С. Бурменская, И.В. Хуторянина).

Необходимо обратить внимание, что, как указывалось выше, многие судебные дела, по которым судами выносятся решения об использовании только методов, предусмотренных СанПиН 3.2.3215-14 (то есть фактически одного из реально применимых методов – препарата «БИНГСТИ»), инициированы по обращениям межрегиональной общественной организации «Здоровье нации и эколого-паразитологическая безопасность». При этом юридический адрес указанной организации расположен также в Ростове-на-Дону.

Таким образом, в условиях ограничения роста тарифов на услуги водоотведения предельным индексом изменения платы граждан за коммунальные услуги фактически единственным доступным для водоканалов методом дезинвазии осадка становится использование биологических ингибиторов-стимуляторов (препарат «БИНГСТИ»).

Несмотря на уже подтвержденную неэффективность препарата «БИНГСТИ» (экспертное заключение Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией результатов научных исследований при Президиуме Российской академии наук от 18.09.2017), водоканалы под угрозой проверок и предписаний прокуратуры и Роспотребнадзора, а также судебных решений, вынуждены закупать и применять именно этот препарат в силу экономической недоступности современных методов обеззараживания осадка сточных вод.

Так, по информации Единой системы в сфере закупок водоканалы России закупили «БИНГСТИ» на сумму свыше 1,1 млрд руб. Именно такая сумма заплачена водоканалами, традиционно использующими иловые площадки, и далее заложена в тариф на водоотведение для населения.

Согласно информации, указанной поставщиками препарата «БИНГСТИ», 1 литр препарата «БИНГСТИ» предназначен для дезинвазии 6000 м3 сточных вод! На сайтах большинства поставщиков препарата «БИНГСТИ» размещен бодрый финишный аккорд: «Дезинвазия объектов окружающей среды с использованием препарата «БИНГСТИ» является на сегодня самым эффективным из существующих методов не только в России, но и в мире!».

Долгое время не удавалось выяснить состав препарата «БИНГСТИ», который производитель тщательно скрывает («водный раствор водной настойки стеблей томатов и картофеля», упоминаемый в паспорте химической безопасности и технических условиях на препарат, не является составом). Более того, ни технические условия, ни паспорт химической безопасности на данный препарат нельзя считать достоверными источниками информации.

В итоге описание если не состава, то хотя бы принципа приготовления препарата удалось найти в материалах диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук М.Ю. Серегина «Обеззараживание сточных вод, их осадков, почвы от возбудителей гельминтозов препаратом на основе паслена клубненосного».

Проростки картофеля заливались десятикратным объемом воды, измельчались, отжимался полученный сок, который впоследствии разводился водой 1:50, добавлялся консервант. Эта процедура представляет полный процесс приготовления. Исходя из описанных пропорций, из 100 г проростков картофеля можно получить не менее 50 л препарата. Даже если предположить, что всю массу проростков удастся преобразовать в «сок», на 1 литр продукции его содержание будет составлять всего 2 г, остальное это вода и консервант [1].

Если смотреть номинально, то получается 0,1 мг сока проростков картофеля на 1 м3 (тонну) сточных вод, если «глобально» – «достаточно» сока 150-200 г проростков картофеля для обеззараживания всего суточного объема сточных вод такого города, как Санкт-Петербург, 35 г – как Казани, 8 г – как Новокузнецк или Череповец.

Картофельные клубни и ботва часто входят в рационы кормления животных, особенно в фермерских хозяйствах (в сутки до 0,5 кг картофеля и картофельной ботвы для свиней, до 2 кг – для лошадей и крупного рогатого скота). При подобном рационе все потомство паразита лишалось бы жизнеспособности если не в кишечнике животного, то в первые часы пребывания вне такового [2].

Согласно данным сайта госзакупок, стоимость 1 л «БИНГСТИ» в среднем составляет 5000 руб. С учетом стоимости ингредиентов, необходимых для приготовления 1 л препарата (около 1 л воды, 2 г проростков картофеля, 0,1 г бензоата натрия), подобная цена уже является очень сильно завышенной. Стоимость 1 г проростков картофеля в подобном случае как минимум в два раза превышает стоимость 1 г чистого золота.

Как можно объяснить столь высокую стоимость препарата «БИНГСТИ»? Только тем, что производители препарата прекрасно понимают, что водоканалы не построят заводы по сжиганию осадка в одночасье и под угрозой жестких административных санкций вынуждены будут приобретать бесполезный, но формально разрешенный для дезинвазии препарат.

С надеждой на здравый смысл

Конечно, принятие СанПиН 3.2.3215-14 не привело и не могло привести к массовому строительству водоканалами заводов по сжиганию осадка и метантенок. Что-то где-то может и было построено, но это исключительно единичные случаи.

И что же теперь делать? Понятно, что полного возврата к прошлому не будет, необходимо двигаться вперед, но двигаться правильно. Если уж Правительством поддержана позиция Роспотребнадзора о необходимости повсеместного перехода на современные методы дезинвазии осадка (в общем-то оправданной), но сами водоканалы из собственных источников финансирования найти такие средства в полном объеме не могут, то следует:

  • разработать и утвердить (например, в составе национального проекта «Экология») федеральный проект «Обращение с осадком сточных вод», предусматривающий реализацию за счет средств федерального и регионального бюджетов, внебюджетных средств мероприятий по переходу водоканалов на использование современных эффективных технологических методов обращения с осадком сточных вод, в том числе дезинвазии;

  • на период до окончания срока реализации федерального проекта «Обращение с осадком сточных вод» разрешить водоканалам использовать выдержку и компостирование осадка путем внесения соответствующих изменений в СанПиН 3.2.3215-14.

Именно это предлагалось, в частности, в письме президента Российского союза промышленников и предпринимателей А. Шохина от 21.08.2019 № 1462/06, по итогам направления которого в Правительство РФ было дано поручение Заместителя Председателя Правительства РФ В. Мутко от 06.09.2019 № ВМ-П9-7617 Минстрою России совместно с Роспотребнадзором и Минприроды России рассмотреть вопрос о необходимости решения проблемы дезинвазии осадка сточных вод.

Будем надеяться, что активность отраслевого сообщества водоканалов, Минстроя России, а также квалифицированных научных специалистов будет способствовать разумному, адекватному решению вопроса дезинвазии осадка в частности и обращения с ним в целом.

 

Источник


Поделиться
Класснуть