Риски концессионера, если водоканал-банкрот

Применительно к концессионным проектам важным практическим вопросом является возможность оспаривания в процедуре банкротства водоканала как изъятия его имущества перед передачей по концессионному соглашению, так и самого концессионного соглашения.

О складывающейся судебной практике по данному направлению, во многом противоречивой, рассказывает Андрей Набережный, юрист Адвокатского бюро «Линия права».

Действие концессионного соглашения в деле о банкротстве

Закон о банкротстве прямо указывает на то, что оспорены могут быть не только сделки в их классическом понимании (например, концессионное соглашение), но и действия, направленные на исполнение обязательств (в п. 3 ст. 61.1). Если обратиться к порядку передачи имущества концессионеру, то в большинстве случаев собственником сначала осуществляется изъятие имущества, которое оформляется принятием соответствующего правового акта. Поскольку вышеуказанный акт является, по сути, действием, направленным на изъятие имущества у водоканала, с точки зрения Закона о банкротстве он также может быть оспорен по основаниям, предусмотренным главой III.1 указанного Закона.

 Оспаривание концессионных соглашений по общим основаниям, предусмотренным ГК РФ, производится в основном из-за нарушения запрета изъятия собственником имущества должника – унитарного предприятия, принадлежащего такому предприятию[1]. Соответственно, если концессионное соглашение предусматривает изъятие собственником имущества водоканала, то оно может быть признано недействительным в целом. Показательным в этом вопросе является дело, в котором суд признал концессионное соглашение недействительным из-за нарушения запрета, установленного абз. 8 п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее ­ Закона о банкротстве) (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 11.03.2016 по делу № А33-6939/2014).

Также суд может признать недействительным изъятие имущества собственником на основании положений п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве – как сделки, совершенной с целью причинения вреда кредиторам. Если изъятие собственником из хозяйственного ведения предприятия имущества повлекло за собой невозможность включения данного имущества в конкурсную массу должника и последующую его реализацию для расчетов с кредиторами, что безусловно причинило вред имущественным правам кредиторов, то сделки могут быть признаны недействительными (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 12.04.2016 по делу № А04-975/2011).

Собственник имущества в силу своего статуса может быть признан судом заведомо осведомленным о показателях финансовой деятельности предприятия, что существенно упрощает доказывание оснований недействительности изъятия, предусмотренных п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 03.12.2015 по делу № А53-4503/2014).

Если судом будет установлено, что изъятое из хозяйственного ведения предприятия имущество передано в пользование третьих лиц либо на праве хозяйственного ведения, либо по концессионному соглашению, в связи с чем не может быть возвращено в конкурсную массу должника, то с лица, осуществившего изъятие, может быть взыскана стоимость изъятого имущества. Так, например, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа своим постановлением от 14.09.2016 по делу № А46-15752/2014 взыскал с Администрации 24 416 441,26 руб. остаточной балансовой стоимости недвижимого имущества, указанного в распоряжении, и 15 855 880,30 руб. – остаточной балансовой стоимости котельных, на которые было зарегистрировано право хозяйственного ведения должника.

Изъятие имущества, право хозведения на которое не зарегистрировано

В процессе доказывания правомерности изъятия имущества, переданного в концессию, весьма эффективным доводом может являться ссылка на то, что право хозяйственного ведения у предприятия-банкрота на недвижимое имущество не возникло в силу закона, поскольку последнее уклонилось от обязанности осуществления его государственной регистрации. Соответственно, собственник законно возвратил спорное имущество.

Право хозяйственного ведения и право оперативного управления на недвижимое имущество возникают с момента их государственной регистрации (постановление Пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

Так, например, на основании приведенной позиции суд в одном из дел указал, что право хозяйственного ведения на спорные объекты недвижимости не было зарегистрировано, в связи с этим заключенное между сторонами концессионное соглашение в отношении недвижимых объектов, якобы находящихся на праве хозяйственного ведения у предприятия, является ничтожным (решение Арбитражного суда Амурской области от 16.01.2013 по делу № А04-1333/2012). Аналогичные выводы были сделаны и в постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29.01.2014 по делу № А46-18763/2010. Суд указал, что право хозяйственного ведения должника на иное имущество не регистрировалось и как вещное право не возникало, поэтому его изъятие не может нарушать прав и законных интересов должника и его кредиторов.

Однако в одном из дел суд, наоборот, указал, что защите подлежит также законное владение имуществом на праве хозяйственного ведения (оперативного управления) вне зависимости от его государственной регистрации (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2016 по делу № А04-1018/2011).

Таким образом, на данный момент складывается противоречивая судебная практика относительно права хозяйственного ведения без государственной регистрации в рамках исков об оспаривании концессионного соглашения или изъятия имущества собственником.

Расторжение концессионного соглашения

На практике арбитражный управляющий может предъявить иск о расторжении концессионного соглашения и возврате имущества, так как в отношении водоканала введена процедура банкротства. В качестве нормативного обоснования приводятся положения ст. 451 ГК РФ, которые позволяют расторгнуть договор в связи с существенным изменением обстоятельств.

В одном из дел суд исходил из того, что поскольку действующее концессионное соглашение препятствует проведению мероприятий по оценке имущества организации-банкрота и формированию конкурсной массы должника, то оно может быть расторгнуто по указанному основанию (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 04.04.2013 по делу № А04-7469/2012).

В связи с этим имеется вероятность того, что концессионное соглашение может быть расторгнуто по инициативе арбитражного управляющего. Таким образом, если суд займет позицию управляющего, то концессионеру придется возвратить имущество водоканалу.

Наряду с этим введение в отношении предприятия процедуры банкротства может повлечь за собой досрочное расторжение концессионного соглашения по инициативе концессионера. Обычно такое условие прямо предусматривается в концессионных соглашениях. В случае отказа концедента от расторжения концессионного соглашения концессионер будет вправе обратиться в суд с соответствующим требованием, а также с требованием о взыскании своих расходов, понесенных за период действия концессионного соглашения.

Реализации объектов водоснабжения и водоотведения

Судебная практика в отношении объектов водоснабжения и водоотведения весьма противоречива.

Например, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в своем постановлении от 06.07.2015 по делу № А33-2600/2013 сделал вывод о том, что ч. 1 ст. 9 Федерального закона «О водоснабжении и водоотведении»[2], не содержит положений, исключающих возможность нахождения объектов водоснабжения и водоотведения в конкурсной массе и их дальнейшей продажи в соответствии со специальными положениями Закона о банкротстве, устанавливающими особый порядок реализации подобных объектов. Суд указал, что сам по себе факт принадлежности объектов коммунальной инфраструктуры к социально значимым не является безусловным основанием для исключения этого имущества из конкурсной массы. В целом аналогичная позиция изложена также в постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21.10.2015 по делу № А11-646/2008.

В ситуации, когда имущество принадлежит водоканалу на праве собственности (водоканал является хозяйственным обществом), а администрация ­ 100 % акционер, суды также указывают на то, что спорное имущество является собственностью должника и относится к социально значимым объектам, однако оно не является имуществом, изъятым из оборота. В связи с этим оно может быть реализовано в особом порядке (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.09.2015 по делу № А56-40016/2013).

Однако противоположная позиция была изложена в постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 23.08.2016 по делу № А72-5689/2006. В указанном деле суд указал, что объекты водоснабжения и водоотведения являются изъятыми из оборота, в связи с чем не могут быть реализованы. Таким образом, у судов в настоящее время нет единого понимания относительно возможности реализации имущества водоканала в процедуре банкротства.

Порядок реализации имущества должника

Судебная практика исходит из того, что объекты водоснабжения и водоотведения являются социально значимыми (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.08.2016 по делу № А39-3484/2008, постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 16.09.2016 по делу № А31-8084/2006), в связи с чем их реализация осуществляется в особом порядке.

В силу п. 4 ст. 132 Закона о банкротстве социально значимые объекты должника продаются путем проведения торгов в форме конкурса в порядке, установленном статьей 110 данного Закона. Порядок реализации социально значимых объектов несостоятельного должника исключительно в форме конкурса обусловлен тем, что обязательными условиями конкурса по продаже указанных объектов являются обязательства покупателей обеспечивать надлежащее содержание и использование указанных объектов в соответствии с их целевым назначением, а также выполнение иных устанавливаемых в соответствии с законодательством Российской Федерации обязательств (п. 4 ст. 132 Закона о банкротстве).

До недавнего времени в законе главенствовало правило, согласно которому, в случае если социально значимые объекты не были проданы в указанном порядке (то есть в результате последовательного проведения первых и повторных торгов в форме конкурса), наступали последствия, предусмотренные п. 5 ст. 132 Закона о банкротстве. То есть социально значимые объекты подлежали передаче в муниципальную собственность соответствующего муниципального образования. В связи с этим решения кредиторов о проведении торгов по продаже социально значимого имущества должника посредством аукциона и публичного предложения, а также сами торги, если они проводились в форме аукциона или посредством публичного предложения, признавались недействительными (Определение Верховного Суда РФ от 28.08.2014 № 304-ЭС14-320 по делу А03-4502/2011, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 08.05.2015 № Ф03-1200/2015 по делу № А51-21879/2013).

Однако текущая редакция Закона о банкротстве в п. 4.1 ст. 132 содержит положения о том, что, если социально значимые объекты не были проданы на торгах в форме конкурса, дальнейший порядок их продажи устанавливается собранием кредиторов или комитетом кредиторов. В том числе это может быть проведение новых торгов, публичное предложение в порядке, установленном ст. 139 Закона о банкротстве, или приглашение делать оферты в течение 30 дней с даты опубликования соответствующего сообщения. Таким образом, в настоящее время ст.я 132 Закона о банкротстве прямо допускает возможность принятия собранием кредиторов решения о реализации указанного имущества таким способом, как публичное предложение, при соблюдении определенных условий (относится к делам о банкротстве, производство по которым возбуждено после даты вступления в силу Закона ­ 29 января 2015 г.).

В случае если в отношении имущества водоканала осуществлялась процедура реализации, однако оно не было продано, должник обязан передать его в муниципальную собственность (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.08.2016 по делу № А39-3484/2008). Причем важно обратить внимание, что в указанном деле суд отклонил аргумент конкурсного управляющего о невозможности передачи имущества должника в муниципальную собственность безвозмездно со ссылкой на правовую позицию, изложенную в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.05.2013 № 875-О, где указано, что Закон о банкротстве допускает возможность получения должником компенсации за социально значимые объекты путем продажи их на торгах. Таким образом, последующая передача указанного имущества (не реализованного на торгах) без соответствующей компенсации не противоречит действующему законодательству.

Зачастую конкурсные управляющие ссылаются на то, что имущество не может быть передано, поскольку должник не прекратил свою деятельность. Так, в частности, в деле № А39-3484/2008 суд счел безосновательным довод конкурсного управляющего о том, что без положительного решения собрания кредиторов МП «Водоканал» о прекращении должником производственной деятельности имущество не может быть передано. Причем суд прямо указал, что процедура конкурсного производства не предполагает бесконечное ведение хозяйственной деятельности, напротив, ее целью, в конечном счете, является ликвидация должника.

Таким образом, передача имущества должника осуществляется вне зависимости от фактора прекращения его деятельности.


Субсидиарная ответственность собственника имущества

В соответствии с частью 2 статьи 7 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» собственник имущества несет субсидиарную ответственность по обязательствам предприятия только в случае, если его банкротство вызвано самим собственником.

Дела о привлечении к субсидиарной ответственности собственников имущества встречаются в судебной практике, и связаны они в первую очередь с изъятием имущества у предприятия (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.04.2016 по делу № А26-3341/2013).

Суды исходят из того, что при наличии большой кредиторской задолженности и факта изъятия имущества у предприятия собственник был обязан наделить должника иным имуществом, которое предприятие могло бы использовать для выполнения уставной деятельности и расчетов с кредиторами (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.07.2016 по делу № А17-6642/2011). Практика привлечения собственника имущества предприятия весьма многочисленна, однако в указанном вопросе имеются определенные особенности.

Важным моментом является то, что суды при принятии решения о виновности собственника имущества в банкротстве предприятия учитывают его общее финансовое состояние на момент изъятия имущества. Так, собственник имущества не может быть привлечен к субсидиарной ответственности, если на момент изъятия имущества деятельность предприятия была убыточной, и он не мог вести уставную деятельность (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.09.2015 по делу № А21-1205/2013 и постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 06.06.2014 по делу № А46-10282/2006).

Некоторые суды указывают, что заключение концессионного соглашения также не может рассматриваться как действие, вызвавшее банкротство, если у предприятия была задолженность до прекращения права хозяйственного ведения, и в связи с этим отказывают в привлечении собственника к субсидиарной ответственности (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2014 по делу № А53-11734/2014).

Таким образом, основополагающими для привлечения собственника имущества к субсидиарной ответственности могут стать наступившие последствия изъятия у него имущества. Однако на практике собственники имущества привлекаются к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятий не так часто, поскольку предприятия зачастую ведут убыточную деятельность и находятся в предбанкротном состоянии до прекращения права хозяйственного ведения на имущество.

[1] В соответствии с п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения наступают следующие последствия: «…не допускается изъятие собственником имущества должника – унитарного предприятия принадлежащего должнику имущества».

[2] В соответствии с ч. 1 ст. 9 Федерального закона «О водоснабжении и водоотведении» отчуждение объектов централизованных систем холодного водоснабжения и (или) водоотведения, нецентрализованных систем холодного водоснабжения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в частную собственность, а равно и передача указанных объектов и прав пользования ими в залог, внесение указанных объектов и прав пользования ими в уставный капитал субъектов хозяйственной деятельности не допускаются.


Поделиться
Класснуть